Известный уральский строитель, президент Союза строителей Свердловской области Виктор Суруда может повторить судьбу основателя ОАО «Макси-Групп» Николая  Максимова.Кредиторы компании «ДОР-1» (бывшая «дочка» УК «Уралэнергострой», возглавляемой г-ном Сурудой) заявляют о преднамеренном банкротстве предприятия и намерены привлечь контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. Для этого они даже пошли на увеличение портфеля кредиторской задолженности, обратив внимание УФНС России по СО на то, что государству ДОР-1 должно гораздо больше, чем считали в налоговой службе. В итоге налоговики признали, что в деятельности должностных лиц компании-банкрота имеются признаки уголовного преступления, и обратились в полицию.

Управление ФНС России по Свердловской области подключает силовиков к делу о возможно преднамеренном банкротстве бывшей «дочки» УК «Уралэнергострой» – ООО «Дирекция отделочных работ-1» («ДОР-1»), выполнявшей субподрядные работы в рамках контракта Уралэнергостроя с Росатомом. Накануне фискальный орган направил на имя начальника управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД России по Свердловской области письмо, в котором сообщается о том, что должностные лица «ДОР-1» могут быть причастны к совершению уголовного преступления.

«Управление ФНС России по СО направляет для рассмотрения и принятия процессуального решения материалы в отношении бывших должностных лиц ООО «ДОР-1» в связи с наличием в их действиях признаков преступления, предусмотренного ст. 195 УК РФ (преднамеренное банкротство)», – сообщается в письме УФНС России по Свердловской области на имя начальника УЭБ ГУ МВД России по СО Олега Курач.

Стоит отметить, что признаки преднамеренного банкротства компании первым «разглядел» конкурсный управляющий «ДОР-1» Евгений Тебенко. Именно г-н Тебенко на основании принятого 27 апреля 2012 года собранием кредиторов решения обратился в налоговый орган с сообщением о возможном совершении преступления.

Напомним, что ООО «ДОР-1» было учреждено УК «Уралэнергострой» (компания выиграла генеральный подряд на сооружение четвертого блока БН-800 Белоярской атомной электростанции, – прим. «НЭП») и задействовано в рамках подряда УК и Концерна Росэнергоатом. В 2011 году в отношении дочерней структуры УК (по инициативе кредиторов «ДОР-1») была начата процедура конкурсного производства.
Как сообщил «НЭП» конкурсный управляющий «ДОР-1» Евгений Тебенко, процедура конкурсного производства была осложнена рядом «странных» и подозрительных поступков топ-менеджеров обанкроченной компании.

«В преддверии банкротства и уже после принятия судом заявления о признании должника банкротом дважды произошла смена юридического адреса компании (с переездом из Заречного в Екатеринбург), дважды поменялись учредители общества и трижды произошла смена директоров», – пояснил г-н Тебенко и добавил, что все эти директоры и учредители ООО «ДОР-1» отказывались передавать конкурсному управляющему имущество, отраженное в бухгалтерском балансе, и документы для проведения анализа финансового состояния должника.

При этом представители ООО «ДОР-1» перед банкротством компании (осень 2010г.) успели провести ряд финансовых сделок, повлекших увеличение неплатежеспособности должника, в то время как судами установлено, что признаки неплатежеспособности ООО «ДОР-1» наступили еще в 2009 году. Так, в частности, по данным конкурсного управляющего, за счет ООО «ДОР-1» были обналичены векселя на сумму 5,5 млн. рублей, а также на счет другой «дочки» УК»Уралэнергострой» (ООО «УС БАЭС») тремя траншами со счета «ДОР-1» перечислены средства на общую сумму свыше 7 млн. рублей. Более того, единственному учредителю ООО «ДОР-1» (ООО «УК «Уралэнергострой») были выплачены дивиденды в размере 5,46 млн. рублей.
«В судебных процессах по оспариванию последнего платежа представители ООО «УК «Уралэнергострой» очень твердо настаивали на правомерности данного перечисления, поскольку денежные средства получены из чистой прибыли должника», – уточнил г-н Тебенко.

Конкурсный управляющий был вынужден обращаться в правоохранительные органы для поиска новых собственников и истребования от них необходимой документации. А также им было подготовлено заключение о наличии признаков преднамеренного банкротства ООО «ДОР-1».

В пользу вывода о том, что банкротство было преднамеренным, мог служить и тот факт, что УК «Уралэнергострой» за 10 тыс. рублей продала проблемную «дочку» физическому лицу – мужчине, который в дальнейшем заявил сотрудникам ОБЭП отдела милиции №14 УВД Екатеринбурга, что «не имеет информации о компании «ДОР-1». Он также затруднился пояснить, «как стал директором данной компании» (цитата из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела за подписью оперуполномоченного ОБЭП).
За поисками новых директоров и учредителей наблюдали и кредиторы «ДОР-1», которым банкрот в общей сложности был должен несколько десятков миллионов рублей.

«Становится понятно, что все эти смены директоров и учредителей были сделаны без каких-либо объективных причин, с единственной целью – затруднить или сделать невозможным розыск активов и финансово-бухгалтерской документации общества, чтобы уклониться от погашения задолженности перед кредиторами, – считает представитель собрания кредиторов ООО «ДОР-1» Сергей Охапкин. – В том числе, уклониться от погашения задолженности перед бюджетом РФ в лице налогового органа. По нашим данным, такие действия должностных лиц «ДОР-1» нанесли кредиторам ущерб в размере 68 млн рублей».

Более того, по расчетам конкурсного управляющего, компания «ДОР-1» не доначислила в бюджет НДС и налог на прибыль на общую сумму свыше 100 млн. рублей.

«В случае, если на предприятии отсутствует первичная документация, а мне были переданы только учредительные документы, предприятие обязано уплатить налог и пени, определив их расчетным путем. А данные о выручке взять из декларации проверяемой компании. При таком подходе к анализу ситуации, «ДОР-1» должно бюджету РФ около 112 млн. рублей. И кредиторы с моей позицией согласились», – заявил Евгений Тебенко.
По словам г-на Охапкина, кредиторы согласились увеличить портфель кредиторской задолженности ООО «ДОР-1» потому что в дальнейшем надеются привлечь к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника.

«Кредиторы настояли на привлечении налоговых органов вынужденно, рассчитывая с их помощью частично получить причитающиеся им денежные средства. Государство включает всю свою «карательную мощь» только тогда, когда затрагиваются его экономические интересы. В связи с этим, олигархические холдинговые структуры не смогут пренебрегать интересами мелкого и среднего бизнеса, не исполняя перед ними свои обязательства», – считает Сергей Охапкин.

Получить комментарий у Виктора Суруды – гендиректора УК «Уралэнергострой», контролировавшей ДОР-1, сегодня не удалось – с журналистами он общаться не захотел. Также по поводу конфликта, разгоревшегося вокруг УК «Уралэнергострой», «НЭП» обратился в ОАО «Концерн Росэнергоатом». Но на момент подготовки публикации ответ от представителей Госкорпорации получен не был.

Между тем, эксперты, опрошенные «НЭП», называют ситуацию уникальной и прогнозируют, что у кредиторов «ДОР-1» есть все шансы привлечь к субсидиарной ответственности виновных лиц, поскольку правоприменительная практика по делам о привлечении контролирующих лиц к солидарной ответственности при банкротстве организаций изменилась.

«У конкурсного управляющего нет обязанности наращивать объем задолженности. Ведь кредиторам это может не понравиться. В этом смысле ситуация уникальная. Но если кредиторы не возражают – другое дело, – говорит руководитель Группы Компаний «Левъ & Левь-Аудит» Елена Артюх. – Если налоговая согласилась определить долг расчетным путем и обратилась в органы, то руководитель предприятия-должника может быть привлечен к субсидиарной ответственности согласно пункту 5 статьи 10 Закона о банкротстве, поскольку не обеспечил сохранность документов бухгалтерского учета, подтверждающих объем обязательств, объем имущества и т.д.».
«Институт субсидиарной ответственности набирает силу. Если раньше против всех манипуляций с активами должника, как против лома, не было приема, то сейчас к субсидиарной ответственности суды привлекают, прецеденты есть, самый яркий – дело основателя «Макси-Групп» Николая Максимова, – рассуждает руководитель отдела арбитражной практики Свердловской областной экономической коллегии адвокатов (СОЭКА) Андрей Винницкий. – Совершенно понятно, почему кредиторы увеличили конкурсную массу. За налоги они, конечно, не радеют, просто процесс привлечения к субсидиарной ответственности непрост, и налоговую инспекцию они используют в качестве «торпеды»».

«Все зависит от того, в чью пользу будет подано заявление. То есть если взыскивать долг с руководителя или учредителя предприятия-должника в пользу компании-должника, то должник может ликвидироваться. А если взыскивать в пользу кредиторов (налоговой и юридических лиц), то кредиторы имеют все шансы получить свое – они будут взыскивать с виновного свои деньги год, два, сколько угодно долго, пока он не расплатится, – говорит арбитражный управляющий Эдуард Чу. – Перспективы у кредиторов очень хорошие, поскольку практика арбитражных судов очень серьезно повернулась в сторону привлечения виновных к субсидиарной ответственности. Если раньше суды неохотно привлекали по «субсидиарке», то сейчас очень много подобных случаев».
«НЭП» будет следить за развитием событий.