Сумма ущерба от преступлений, совершаемых в российских силовых ведомствах, выросла в 2012 году в 2,9 раза по сравнению с 2011 годом. Об этом 19 февраля сообщает РИА Новости.

Как стало известно агентству, о сумме ущерба от преступлений силовиков в интервью «Российской газете» заявил заместитель председателя СК РФ Александр Сорочкин. Газета пока опубликовала только краткую версию интервью, информации о сумме ущерба там нет. Полная версия будет опубликована 20 февраля.

По словам Сорочкина, из-за преступлений в вооруженных силах и органах, в которых предусмотрена военная служба, в 2012 году было утеряно 10,7 миллиарда рублей. Это почти втрое больше, чем в прошлом году.

Немалая часть этой суммы, примерно четыре миллиарда рублей, относится к делу о махинациях холдинга «Оборонсервис» (состоящему из 13 дел, объединенных в одно производство). Фигурантами этого дела стали экс-чиновница Минобороны Евгения Васильева (ее называют приближенной бывшего министра Анатолия Сердюкова) и ее подруга Екатерина Сметанова с мужем Максимом Закутайло. Васильева содержится под домашним арестом, Закутайло в СИЗО, а Сметанова сначала находилась в СИЗО, но потом была отпущена под подписку о невыезде.

Также Сорочкин назвал сумму ущерба по делу о незаконном строительстве за бюджетный счет дороги к базе отдыха, принадлежащей мужу сестры Сердюкова Валерию Пузикову. По оценке СК, строительство дороги протяженностью 6,7 километра, двух автомобильных и одного понтонного моста обошлось в 15,5 миллиона рублей.

Между тем, корреспондент «Комсомольской правды», посетив «место преступления», обнаружил, что дорога представляет собой труднопроходимую грунтовку. Местные жители утверждают, что при этом была дешево и неграмотно сделана система водоотведения, что приведет к блокировке нереста рыбы в окружающих водоемах. По словам местных жителей, дорога использовалась только для подвоза стройматериалов при возведении турбазы. Теперь дорога заброшена, а высокопоставленные гости прибывают на отдых на вертолетах. Последний километр пути дорога стала непроходимой для машины, журналисту пришлось идти пешком. Сотрудники базы, увидев постороннего, пообещали спустить собак, и ему пришлось отправиться обратно.