Граждане, считающие результаты выборов в Госдуму в 2011 году сфальсифицированными, дошли до Конституционного суда. До этого они уже обращались в суды общей юрисдикции, но там их жалобы не стали рассматривать, мотивируя тем, что личные права граждан не были нарушены. Авторы жалоб в Конституционный суд сочли, что такая позиция судов нарушает статьи Конституции о равном избирательном праве.

Контекст

«Выборы — это всегда карнавал»

«Зачем вообще нужны эти выборы?»

Математический уклон

 

В Конституционный суд обратились 10 человек, недовольных тем, что им не дали возможность обжаловать результаты думских выборов. К примеру, один из заявителей Петр Серебряков был членом Калачеевской избирательной комиссии Воронежской области. Он активно участвовал в подсчете голосов после голосования, а наутро узнал, что комиссия внесла совсем не те данные в систему ГАС-Выборы. Он обратился в суд. Точно такая же история случилась с Василием Тимошенко — он был наблюдателем на выборах в том же Калачеевском районе и тоже пошел в суд, доказывая фальсификацию выборов.

Но подход судей в местных судах был везде одинаковым — граждане могут обращаться в суд только при нарушении их личных прав, а истцы по сути требовали отменить результаты выборов, то есть выступали в интересах «неопределенного круга лиц». Граждане могут жаловаться только на невозможность проголосовать, а все дальнейшие нарушения касаются только кандидатов в депутаты или партий — они и должны обращаться в суды, объясняли недовольным. Заявители, обратившиеся в Конституционный суд, сочли, что такой подход «превращает избирательное право гражданина в фикцию».

Представитель Владимира Лукина Николай Васильев (выступая в Конституционном суде в интересах гражданина Андрея Заякина, получившего более 30 отказов в судах) отметил, что уполномоченный по правам человека отстаивает в этом вопросе принципы всеобщности и равенства: «Если кто-то, скажем,  будет голосовать несколько раз, будет нарушено право равенства. Или, если мой голос не учтен, то нарушен принцип всеобщности — опять мое право нарушено. Да, одновременно затрагиваются права неопределенного числа лиц, но совпадение частного и публичного права не может служить отказом суда».

«Протоколы ведь для того  и существуют, чтобы проверить правильность подсчета голосов. И если будут обнаружены ошибки или фальсификация, то должно быть право обжаловать протоколы в суде. Гражданин имеет право знать, что его голос посчитан и не пропал. Иначе ему нет смысла идти на выборы», — отметила Анита Соболева, адвокат еще одного заявителя Олега Белова, который пытался оспорить расхождения в протоколе голосования.

Представители властных структур соглашаться с гражданами не хотели. Дмитрий Вяткин, представитель Госдумы в Конституционном суде, заметил, что при любом голосовании одни граждане удовлетворены результатом, а другие нет, а в основу жалоб обычно и ставится недовольство результатом выборов. «Не могу представить ситуацию, когда гражданин, будучи внутренне согласен с результатами выборов, обращается в суд за отменой результатов, — заметил Вяткин. — Получается, в основе таких жалоб — политический результат выборов. А в итоге пострадают те граждане, которые довольны результатом выборов — опять неравенство!».

С ним согласился и представитель Совета Федерации в КС Андрей Клишас. Клишас считает, что если позволить избирателям постоянно обжаловать результаты выборов, то суды будут завалены десятками тысяч исков: «Это абсолютизация права на судебную защиту».

А Михаил Кротов, представитель президента РФ в Конституционном суде, заметил, что к рассмотрению такого дела придется привлечь и остальных избирателей, в итоге «суд превратится в аналог избирательного участка». По мнению Кротова, граждане не могут обжаловать результаты выборов. Во-первых, им не выдаются протоколы комиссий, а во-вторых, «это все равно, как если какой-то гражданин пойдет в суд  и заявит в отношении кого-то, что эта семья не сложилась и надо развести их», привел сравнение Кротов.

Представители ЦИК, Минюста и Генпрокуратуры полагают, что никакого нарушения Конституции нет, и нормы «не требуют корректировки». Правда, Татьяна Васильева, советник Генпрокурора РФ, отметила, что, возможно, нормы могут быть усовершенствованы, чтобы расширить состав субъектов, которые могут оспаривать итоги голосования на выборах.

Свое решение по жалобам Конституционный суд огласит приблизительно через месяц.