Дракохруст: С праздником 8 Марта в СССР и в постсоветских странах произошла странная эволюция. Первоначально это был праздник борьбы за равенство женщин, за их права, феминистских такое словом праздник, говоря современным языком. Но потом неуловимо потеряла эту политическую идеологическую окраску, превратилась в такое павсямейнае, домашнее праздника: подарки, цветы, Леонид Ильич, который, едва ворочая челюстью, поздравляю «наших дорогих женщин». В древнем Риме было такое праздника — Сатурналии, когда раб, невольник был равен свободному. Якобы ровный. Но только один день в году. И день мнимой равенства как бы закреплял реальную ежедневную неравенство. Почему на ваш взгляд произошла такая эволюция? И нравится ли она лично вам? Что бы вы хотели праздновать — день борьбы за права или женские Сатурналии? Ирина

Ирина Виданова
Виданова: Я не ассоциирую этот день ни с правами женщины, ни с семейным праздником. Считаю, что оно связано с наступлением весны. Установилось понимание этого праздника, связано с атрибутами цветов, тортиков и особого внимания к женщине со стороны мужчин в этот день. У меня эмоциональной привязки к этому празднику нет. Мои знакомые мужчины не знают, что делать 8 марта. Ибо не знают, какую реакцию встретят — или поздравят и встретят воинствующее неприятие этого праздника, как постсоветского, неадекватного нашему культурному окружению. Или не поздравят и получат обиду, что они обо мне забыли. Думаю, что мы немного в подвешенном состоянии с этим праздником. Дракохруст: Юлия, а что вы празднуете в этот день? Если празднуете. Чернявская: Как-то не приходило в голову чувствовать себя нявольницай и воспринимать свою жизнь как галеры, ужас, Голгофу. Были разные ситуации и времена: были периоды тяжелого и оскорбительной быта, но, во-первых, и тогда в жизни был не только быт, во-вторых, трудно жили не только женщины, но и мужчины. Иначе — но не легче. К тому же моя молодость пришлась на Афган. Как-то все время думаешь, что мужчин на войне убивают …

Юлия Чернявская
Я не говорю сейчас о действительно несчастных женщинах и парабацицелях-мужчинах, так как даже если это исторически и было правдой (тоже не всегда), но уже с ХХ века эта тенденция расплывается, расползается. Хотя насильники и хамы остались, но я сейчас говорю о социальной тенденции, а не о личности. Безусловно, большую часть достижений в этой сфере можно по праву приписать фэминизму — тому, каким он был раньше. Но на сегодня, как мне кажется, он нередко превращается в мелочную игру, в сведение исторических счетов постфактум, в хлопанье красивыми словами (сексизм, мужской шовинизм, гендерные репрессии и т.д. — кстати и некстати), т.е.. не в попытку равноправия, а в попытке взять реванш — в том числе и путем падтасовваньня фактов. Если хам считается хамам не потому, что он хам, а потому что мужчина. Что не отменяет хамства и прочих отвратительных вещей, часто сформированных культурой. Но сдвиги есть, они огромные (всего лишь за век с небольшим!) И будут дальше. В любом случае близость двух людей — всегда компромисс. То есть, взаимный процесс. Когда же я слушаю некоторых энергичных дам, у меня ощущение, что речь не о компромиссе, а вот о чем: мои прабабушка, бабушка и мать страдали от рабства, поэтому сейчас я имею право не идти на компромисс вообще. Ты мне исторически должны, обязаны и т. д. Вот это нередко и выдается за равноправие. Мне этот праздник нравится. Я люблю мартовское солнышко. Мне приятно, что у женщины на один праздник больше. Мне приятно, когда по улице идут мужчины с цветами. Как-то я видела на Комаровке в таком праздничным толпе с цветами, как среди мужчин с роскошными букетами идет бомж с чахлыми мимозой. Своей подруге понес … Меня это тронуло. Да, можно сказать, что это лицемерие: мол, в другие дни не дарят, в ресторан НЕ водят и по хозяйству не помогают. Но лучше хоть один такой день в году, чем ни одного. Хотя, конечно, очень желательно, чтобы и в остальные дарили, водили, носили … Кто же спорит? Дракохруст: Руся, а какая ваша позиция между Ириной и Юлией, которые высказали несколько разные взгляды на этот праздник?

Руся. Фото с сайта Generation.by
Руся: Я замечаю, что 8-го марта понемногу становится символическим праздником. В этом году журналисты с утра написали, что продается очень мало цветов. Мы лично дома не празднуем 8-го марта, но празднуем приход весны. Живем больше по языческим календарю. Пришла весна — все счастливы. Никто цветы НЕ дарит именно на 8-го марта, из мужчин никто не делает домашнее блюдо и так далее. У нас праздник каждый день: и праздник компромисса, о котором говорила Юлия, и праздник уважения к женщине. Это происходит между нами ежедневно, поэтому 8-го Марта никакого всплеска эмоций не происходит. Обычный такой день.
Но мне не очень нравится, почему много женщин живет вот по такой схеме: весь год я страдаю, но имею несколько праздников, среди которых и 8-го Марта, который точно мой день. Такая позиция мне не совсем понятна — если мужчина обращает внимание на женщину исключительно в дни праздников, на Новый год, 8-го Марта и на день рождения. Что касается вопроса фэминизму, то здесь прозвучали различные мнения. Мне кажется, что белорусские женщины отчасти не скоро прислушиваются к фэминистак, так как их устраивает то, что они имеют. Каждая женщина выбирает себе такого мужчину, который нужен ей в жизни. Большинство женщин очень хорошо чувствуют себя в роли хозяйки, которая смотрит за детьми, домом, кухней, а мужчина в ее является добытчиком. Ведь самостоятельную жизнь требует много усилий: интеллектуальных, физических, эмоциональных. Не каждая готова к такому самостоятельной жизни. Таким женщинам спокойно и комфортно в таких классических моделях семейной жизни. Поэтому эти женщины очень рады празднику 8-го марта. Приятно выйти на улицу и увидеть, что и у женщин загорелись глаза, и мужчины с цветочками ходят. Но, к сожалению, это не ежедневная практика, а лишь несколько дней в году.