В прошлом году мировому сообществу был преподнесен очередной шедевр Медведевской администрации, с привычным для этой политической элиты термином -  «принуждение» на этот раз они своих соотечественников решили  «принудить к инновациям».

Основной тезис – нового «принуждения» вернуть Россию на прежний путь прежнего (советского) развития  под лозунгом «новой индустриализации». Удивительно то, что этот трактат был написан специалистами в области парадигмы известной как постиндустриальное развитие, которую можно трактовать как парадигму опережающего развития. Этот трактат о «принуждении» был бы актуален только в одном случае,  если бы страна готовилась к новой войне, не важно «холодной», либо «горячей», тем более что советский опыт еще «не стерся в памяти народной». Видимо,  современной российской политической элите без образа врага никак нельзя, иначе как же сохранить свои сверхдоходы полученные от сомнительной политической деятельности в то время когда все российское население находится у черты экстремальной бедности и это при том, что по нашим оценкам национальное богатство россиян составляет намного больше 100 триллионов долларов.

Об «эффективности» кремлевской администрации свидетельствует известный парадокс – ВВП растет на жалкие проценты, в то время как национальное благосостояние в разы уменьшается, по понятным причинам, ведь доставшаяся еще от царских времен инфраструктура почти полностью износилась, а новую никто и не собирался создавать.

Как известно, Россия уже имеет огромный опыт, как ценой огромных усилий и ресурсов, в том числе и человеческих жертв, искать пути восстановления, с ее точки зрения, очередной исторической справедливости (вместо поиска оптимальных путей собственного развития), то ли путем  «принуждения» к коллективизации, как это было в свое время, то ли путем «принуждения к миру», как это уже происходило в современном мире. Даже если предположить, что какое-либо «принуждение» необходимо, то чтобы подготовить население к  очередному новому «принуждению», нужно начинать не с технических инноваций, как это предлагают авторы вышеупомянутого бестселлера,  а в первую очередь начать с образовательных инноваций, чтобы «принудить» население прийти к «обществу знаний» и уже затем знаниеориентированное общество «принуждать» к инновациям, чтобы оно могло их адекватно воспринимать.

Вместе с тем как в России, так и в Украине  до сих пор принято компьютеризировать классы (и все спешат выполнять план по принуждению к новому типу коллективизации), но не учителей, которые при ином подходе могли бы разработать мультимедийные учебники и уже затем формировать компьютерную среду у учащихся.  Отсутствие электронных учебников «принуждает» учащихся к «дебилизму», так как образовавшийся вакуум заполняется массой деструктивных компьютерных игр, которые сознательно распространяются по всей планете, как элемент навязанной «информационной войны», с целью создания этаких примитивных «компьютерных резерваций», в которых ЭКЮ не превышает уровень современного дрессированного животного.

Если бы Россия по настоящему желала кардинальных изменений и стремилась к миру, а не сотрясала планету своими непредсказуемыми угрозами, она могла бы  воспользоваться имеющимися в избытке не загруженными глобальными производственными мощностями, вместо создания новых, идентичных, которые требуют сумасшедших затрат и сроков, да к тому же будут морально устаревать сразу же после создания. При подобной парадигме развития уже нет необходимости в армии инженеров, вооруженных давно устаревшими советскими стандартами. А нужен корпус топ – менеджеров, которые обучены лучшим мировым наукоемким стандартам и дивизия ученых, способных формировать базу опережающей стандартизации. Вместе, сообща, они были бы  способны создавать глобальные логистические и иные интеллектуальные цепочки, а на их основе создавать новые добавленные стоимости, в том числе и интеллектуальные .

Хороша идея достичь уровня мировых стандартов у себя в отдельно взятой стране, но на это нужны огромные ресурсы и время. Почему бы сразу не приступить к глобальному сотрудничеству и таким образом сразу не «принудить» страну  к мировым стандартам, ставшими нормой и базой постиндустриального развития, а еще лучше принудить к «открытым» стандартам с целью опережающего развития. А что же делать с существующими доморощенными производственными мощностями? Поступить так, как поступают в развитых странах – сдают на металлолом, а ненужные помещения отдают в ведение новой мегаотрасли, известной как непрерывное образование.

А что делать с работниками этих предприятий – объяснить им, что эпоха индустриализации завершилась созданием роботизированных комплексов, но есть ниша, никем не заполненная  - сфера обычных и интеллектуальных услуг (в том числе и образовательных).  Как подсказывает опыт развитых, кстати именно постиндустриальных стран, основу их экономик составляет не малый, средний и большой бизнес, а нанобизнес (один – два человека, редко вся семья) и именно они формируют большую часть бюджетов этих стран, а уже за ними следуют и малый и средний и большой бизнес. Какая-то  часть населения (условно назовем ее «не компьютеризированная»), которая неспособна к такого рода деятельности, может быть задействована на объектах по созданию инфраструктуры, параллельной к существующей («разваливающейся», доставшейся нам от дедов и прадедов, сами мы, как и наши родители ничего – то и не построили). Тогда будет заложена здоровая технологическая основа для «принуждения к инновациям» в условиях новой, а не «проржавевшей»,  инфраструктуры.

Любому постсоветскому государству приятна идея создания «сытого класса», изголодавшегося в советские время, его еще принято называть «средним классом», но развитые страны, прошедшие этот путь деструктивного развития, известного как общество потребления, уже осознали порочность такой парадигмы и теперь уповают на «перезагрузку» своего общества в «общество знаний», хотя они этого и не афишируют.  Речь идет о преимущественном формировании «интеллектуального класса», который менее склонен к «проеданию собственной жизни» и быстро достигнув разумного достатка, всю свою жизнь посвящает собственному развитию в том числе и духовному, что автоматически приводит его к необходимости занятием филантропической деятельностью.

Инновации без принуждения.

Генеральному директору завода «Арсенал»  Игорю Викторовичу Волощуку давно не давала покоя идея, а  нужно ли вообще менять страну, если  всем все время как бы «не до этого», а почему бы не попробовать построить рядом с ней новую? Попробовать создать некую параллельную систему,  пусть даже в микроскопическом масштабе, на отдельно взятой территории.

Поэтому, чтобы придать новое современное звучание всемирно известному национальному достоянию — заводу «Арсенал», он вначале создал научно – производственное объединение корпорацию «Арсенал», где предполагалось производить заделы для опережающего развития завода «Арсенал».  Затем последовала идея размещения на территории завода  Космического Агентства. Объединение такого потенциала способствовало бы решению сразу трех задач: создать украинское НАСА, украинское ВПК и предложить армии на основе этих структур, новую концепцию развития армии, армию «восьмого поколения», поскольку, стыдно признавать, но наша армия находится на стадии не более, чем армии «третьего» поколения.

Для решения столь масштабной задачи директор завода предполагал создать мощнейший  «интелполис» (разновидность технополисов). Пригласив для совместной деятельности когорту выдающихся ученых, он поставил еще более сложную задачу — этот «интелполис» должен стать моделью опережающего развития не только отдельной территории, но и всего государства в целом. Для реализации этого проекта им были подписаны соглашения не только с ведущими  вузами, но и предполагалось, по опыту Индии, также участие  средних специальных заведений, техникумов. Предпологалось также, что будут приглашены иностранные аспиранты, которые могли бы участвовать в некоторых совместных проектах  по изготовлению совместных наноспутников и «интелектуальных» дирижаблей нового поколения (где уже имелся существенный задел).

Многие идеи «интелполиса» со временем обрели собственную жизнь и большая часть сформулированных задач была выполнена. Вот их краткий перечень: создан концептуальный ситуационный центр, способный не только предвидеть глобальные и национальные угрозы, но и разрабатывать сценарии нейтрализации этих угроз, разработана и частично реализована, не имеющая аналогов, концепция малозатратной «армии восьмого поколения», концепция постиндустриального национального развития, новая концепция непрерывного образования на основе новой технологии дистантного обучения (вместо неэффективной технологии дистанционного образования), новые технологии диагностики и излечения пациентов безмедикаментозными методами, создается установка для получения сверхтонкой пыли, которая позволит Украине с помощью нанотехнологий не только навсегда избавиться от «газовой иглы», но и создать новую цементную индустрию на основе нового материала -  наноцемента и т.д.  Созданы также новые образцы вооружения, по своим характеристикам превосходящие натовские.

Обобщая, можно сказать, что было создано все необходимое для опережающего развития государства и для перехода в разряд развитых государств.

Невольно возникает вопрос, а можно ли используя уже имеющийся потенциал изменить ситуацию в стране к лучшему?. Да, можно, только для этого в Украине необходимо создать «критическую» массу подобных аналитических структур, вместо бессмысленного «партократостроительства», как никак, а   альтернативе глобализации и череде кризисов можно противопоставить, по мысли научной интеллигенции, только одно решение — концепцию формирования знаниеориентированного общества -  «общества знаний».

И первые шаги в этом направлении уже сделаны.  Усилиями корпорации «Арсенал», Украинской Научной ассоциацией, и Природоведческого музея НАН Украины создан Ноосферный ситуационный центр коллективного пользования предназначенный, для научного экспертирования и макромоделирования возможных экологических и иных последствий важнейших национальных макропроектов с учетом уже имеющегося международного позитивного опыта ранее осуществленных аналогичных глобальных проектов и их прогнозов, а также  фундаментальных трудов наших соотечественников Подолинского и Вернадского, убедительно доказавших, что и стихийное совместное развитие человека и биосферы может быть и целенаправленным и согласованным, когда в результате коэволюции образуется цивилизованная общность известная как ноосфера.  Принципиальное отличие ноосферного подхода – признание парадигмы о том, что решение многих существенных вопросов невозможно без подхода к природе и человеку как сложной, высокоорганизованной системе, а не к простой сумме их  составляющих.  Конечная цель Ноосферного ситуационного центра – обеспечение безопасного проживания следующих поколений украинцев. Для реализации этой цели будет создан ряд пилотных проектов (два, три) в специально организованных постиндустриальных сообществах — биосферных резерватах. В дальнейшем их число может увеличиться до тридцати, где наряду с титульным населением предполагается создать приемлемые условия для проживания «экологических» беженцев пострадавших от последствий «глобального потепления.».

В развитие концепции «интелполиса» и была написана серия дискуссионных материалов по формированию новых подходов к «цифровой»  экономике в «цифровом» государстве.

Перечень публикаций:

 

Е – труд, как «могильщик частной собственности» и создатель интеллектуальной ноосферы;

 

Пострыночная экономика как доминанта новой е – экономики;

 

Особенности и парадоксы нового – е — социума: в каком направлении пойдет человечество;

 

Украина на переломе и задачи нового Е-гражданского общества;

 

Новый тип гражданственности – е-гражданин и е-элита.