Мне нравится изречение о том, что лето – это маленькая жизнь. В моем нынешнем «маленькой жизни» было очень мало внешних событий. Впрочем, главные события, как вы сами знаете, происходят в душе, в сердце, в сознании. За лето мне пришлось дописать продолжение своей детской книжки “Откуда наш род”. Последнее ее издание заканчивалась рассказом о БНР. Но прежде чем рассказать о ее новых героев, нужно упомянуть один эпизод из времен студенчества. В те времена наш исторический факультет БГУ занимал 5-ый и 6-й этажи главного университетского корпуса. Окна выходили как раз на Дом правительства. Там на фасаде два раза в год – накануне 1 мая и 7 ноября – цепляли огромные портреты членов Политбюро ЦК КПСС. Историю СССР нам преподавала Ядвига Науменко, жена народного писателя Беларуси Ивана Науменко. Ее курс лекций посвящался российской истории ХУ-XVII в веков, но тогда все это тоже называлось «историей СССР». Ядвига Павловна была женщиной монументальной, обстоятельно и педантично. В конце каждой лекции она интересовалась, есть ли вопросы. И вот однажды, как раз когда напротив наших окон висели упомянутые выше члены, кто-то спросил, чей это портрет крайний слева. Госпожа Ядвига величественно подплыла к окну, долго вглядывалась туда от руки, а потом чинно сказала: «Простите, это не мой период »… Взявшись за новые разделы книги, а именно за нашу историю ХХ века (в моем представлении, для белорусов оно началось 25 марта 1918 года и еще длится), я очень быстро вспомнил Ядвигу Павловну. Внутренний голос стал нашептывать, что «это – не мой период». И шептал он так упорно и проникновенно, что я решил забросить рукопись на антресоли и получше написать продолжение «Полоцких рассказов». Для вдохновения приехал в Полоцк и нырнул во любимое озеро Люхава. Не знаю, что послужило причиной во время того заплыва. Может сделал свое дело гений места. Может пощекотала в нужной зоне тамошние русалки … Но в родную минскую вольер я возвращался с уже совсем другим собеседником. Имею в виду внутренний голос. Теперь он уклончиво шептал мне, что должен же кто-то доступными словами рассказать малым читателям о вещах, от которых их девственные души заботливо берегли. Об белорусизацию 1920-х. О воспетая сломанным Купалой колхозное «счастье». О «черный ворон» и Куропаты. О том, почему так похожи названия Катынь и Хатынь. Об Союз белорусских патриотов и Белорусский Мастеровой. О строительстве «светлого будущего – коммунизма», что началось и закончилось даровым хлебом с горчицей в столовых. О временах Машерова, когда в наших городах закрыли последние белорусские школы, зато жители БССР имели колбасу (которую, кстати, неизменно отказывался есть деревенский кот нашей тети воли). не мой период метафизические образом сделался близким и интересным. Моими героями стали Лариса Гениюш и минская врач, что в 1970-е ставила своим маленьким несчастным пациентам ужасные диагноз – «белорусская речь». Мне снились Янка Филистович и Ростислав Лапицкий. Я разговаривал с Владимиром Короткевичем и Василем Быковым … Книжка до сих пор не отпускает. По сравнению с предыдущей версией она выросла раза в три. Но теперь за дело уже взялся художник. Таким вот и получилось лето – длиною в целое столетие.