Одна из бесконечных рассказов бравого солдата Швейка:

… В свое время перевели к нам из Семьдесят пятого полка одного там майора Блюгер. Тот всегда раз в месяц нас созвал, строил в каре и обсуждал с нами, что такое военное начальство. Он не пил ничего, кроме сливовицы. «Каждый офицер, солдаты, — объяснял он на казарменном дворе, — уже сам по себе — самое совершенное создание, которое имеет в сто раз больше ума, чем вы все вместе. Вы, солдаты, вообще не можете себе представить ничего более совершенного, чем офицер, хотя бы вы и думали над этим всю свою жизнь. Каждый офицер — это создание необходимое, тогда как вы, солдаты, создания случайные. Вы можете существовать, но не обязательно. Если бы разразилась война и вы погибли за государя императора, — не произошло бы никакого несчастья, ничего бы от этого не изменилось. Но если бы сначала погиб ваш офицер, вы бы только тогда увидели, как вы зависите от него и какая это потеря. Офицер обязательно должна существовать, а вы обязаны своим существованием только господам офицерам. Вы от них происходите, вы без офицеров не обойдетесь, вы без своих военных командиров не можете и чихнуть. Для вас офицер, солдаты, это моральный закон, безразлично, к вашим мозгов это доходит, или нет. А что каждый закон должен иметь своего законодателя, то офицер, солдаты, и является для вас тем законодателем, и вы чувствуете и должны чувствовать, что вы ему обязаны всем. Вы должны безоговорочно выполнять каждое его распоряжение, даже если бы оно вам и не нравилось «.

А однажды, после того как майор Блюгер закончил свою речь, он стал обходить каре и спрашивать одного за другим: «Что ты чувствуешь, когда получаешь разрешение побыть в городе и опаздываешь?» Все давали разные путаные ответы: то, мол, они никогда не опаздывали, то их после каждого опоздание с похмелья очень тошнит, а то еще один почувствовал, что останется без отпуска и т.д.. Всех их майор Блюгер приказал отвести в сторону. После обеда, говорит, делать приседания во дворе за казнь, потому что не умеют выразить то, что чувствуют. Пока пришла очередь до меня, я вспомнил, какой вопрос он последним вместе с нами разбирал, и когда он ко мне подошел, я совершенно спокойно сказал:

«Так точно, господин майор, когда я опаздываю, то чувствую в себе всегда какое-то беспокойство, страх и угрызения совести. А когда, получив разрешение вернуться в казармы позже, я таки возвращаюсь как следует и вовремя, мною овладевает какое удивительно приятный покой и вплоть мурашки по спине лезут от внутреннего удовлетворения «. Все вокруг смеялись, а майор Блюгер раскричался:

«Тебе, болван, разве только сны сняться, когда залазишь на матрасы из искусственного латекса. Такой бесов сын, еще шутки строить». И влепил мне такую ​​оплеуху, что держись! …

Я вспомнил эту комическую сцену благодаря одному господину, который настойчиво убеждает нас, что наши офицеры и генералы, наши правоохранительные службы делают то, что нужно нормальному государству. И подумал: наверное он, в отличие от майора Блюгер верит в то, что говорит.

Не повезло бравому солдату Швейку. Если бы на месте майора Блюгер был наш уважаемый господин, то Швейк получил бы не пощечину, а внеочередной отпуск, а то возможно и часов …

http://www.narodnapravda.com.ua/rus/fun/4e5b8f3d34ee6/