Дракохруст: Руся уже начала отвечать на мой следующий вопрос — о состоянии женщин в обществе. А чего вот вообще говорят о какой-то их дискриминацию? Может это все феминистка выдумали?

Вот, например, вы втроем достигли в жизни успеха, успеха гораздо большего, чем многие мужчины. А что женщины среднестатистический меньше представлены во власти, на руководящих должностях — ну так может менее способны, опять же среднестатистический. И все по справедливости происходит. Какие такие еще ​​права нужны? Руся: Не думаю, что все по справедливости. Я сама женщина и часто сталкиваюсь с гендерной дискриминацией. Например, когда ведутся разговоры о бизнесе, то мне не сразу удается убедить своего собеседника в том, что я нормальная адекватная женщина, которая отвечает за свои слова и способна бизнес-предложения делать.

Первое мнение ответа такой: о, привлекательная женщина, можно ли с ней что-то «замутить» и стоит ли вообще относиться к ней серьезно и воспринимать как равноправного партнера Например, на 8-го марта все мужики сразу бросаются уступать женщинам место в трамвае, чего не дождешься в обычный день, даже если очень усталая и ​​едва терпишь на ногах. Так что дискриминация, на мой взгляд, есть. Посмотрите на женщин, которые находятся в нашей власти. На множество вопросов ответите себе сами. Дракохруст: Юлия, а как вы думаете — есть дискриминация? Или феминистка придумали? Чернявская: Мне нравится то, что говорит Руся, и я во многом согласна. Но в чем-то и нет.

Пример с тем, что мужчины не уступают места в общественном транспорте — то феминистка как раз наоборот очень обрадовалась бы потому, что ей не уступают место. Это такой традиционный взгляд — женщине нужно уступать место, подавать пальто. Хотя я люблю, когда мне уступают место и подают пальто. Я никогда не чувствовала себя гендерно угнетенные существом, человеком второго сорта. И когда появился фэминистычны дискурс, искренне жалела его «начальница», считая, что им особенно не повезло в жизни. Пока не увидела, что большая часть трагедий, о которых они рассказывают, у меня тоже были, но в моем понимании не были трагедиями, т.е.. не стоили выеденного яйца.

Не потому, что я такая чересчур «кроткая», а потому что и действительно не стоили. И виной их совсем не всегда были мужчины. Поскольку я никогда не тянулось до руководящих должностей (напротив, их избегали), мне трудно говорить о том, как женщинам мешают их занимать. Но есть другой пример. Ну вот, например, женщина в нашей науке (как и в бизнесе, вероятно). Очень во многом вещи, связанные с защитой диссертации, решаются между мужчинами по-старому, неформально, в так называемых мужских разговорах — в бане и за пивом: тебе туда путь закрыт, либо открыт — совсем на других правах. Уже не говоря о том, что тебе становятся малапрыстойныя намеки: мужчинам их делают все же значительно реже. Да, это усложняет путь. Но у мужчин также существуют трудности пути: например, нет связей, или в баню ходить не можешь, или пить запрещено. Кроме того, существуют женщины на руководящих должностях, которые могут мешать тебе пройти не менее, а зачастую гораздо больше, чем мужчины. Но вот уход в декрет или когда болеет ребенок — и претензии к тебе по этому поводу — это любая из нас прошла. Так надо не говорить о том, что тебя травят начальники-мужчины: надо бороться с тенденциями в обществе, которые часто даже бессознательном, их принимают по привычке, потому что так было «от века». Так, талантливой женщине труднее, чем мужчине. Но талантливому человеку вообще трудно. Куда труднее, чем бездарей. Можно ныть, можно последовательно отстаивать свои права, а можно просто, скрепя сердце, идти вперед. Я отдаю предпочтение третьему пути, но другая считаю очень достойным. Если речь и вправду о правах, а не об исторической возмездии. Дракохруст: Ирина, вам слово. Может вы все же защитите позицию фэминистак, а то Юлия и Руся ее как-то разбивают. Виданова : Я все ждала, когда Юрий Дракохруст пропишу меня к фэминистак. Я на это смотрю как историк. Для меня этот фэминистычны дискурс — причина того, что общество начало осознавать проблемы гендера и выходить на какое-то другое понимание. Я согласна с Юлией в том, что сводить все исключительно к разницы в полах и объяснять все свои неудачи тем, что ты женщина, как минимум глупо. С другой стороны, чуть более 100 лет назад женщины не имели права голосовать. Считалось, что они не в состоянии сделать какой-то рациональный политический выбор. Но общество развивается. Сейчас оно более мобильное и технологическое. У женщин высвобождается время, чтобы они могли не только заниматься домашними делами, но и активнее включаться в общественную жизнь, делать карьеру. Что касается дискриминации, то давайте обратимся к статистике, которая довольно объективная. Согласно исследованиям Организации экономического сотрудничества и развития, женщинам платят на 18% меньше, чем мужчинам. В Беларуси этот разрыв составляет 26%. Очевидно, что проблема в том, что у нас, как и раньше, существуют анахронизмы, которые надо обсуждать и преодолевать. Что касается представительства женщин в органах власти, то это на самом деле интересно. 88% всех чиновников в Беларуси составляют женщины. 45% — законодатели и топ-менеджеры — тоже женщины. Эта статистика выглядит не хуже, чем в европейских странах. Но, женщины составляют только 3% членов правительства. Может для нашего правительства и к лучшему, но тем не менее мы видим, что у нас создается такая показушная «равенство», без того, чтобы само общество трансформировалось в понимании роли женщины. Дракохруст: Ирина, вот вы сказали, что женщины в среднем получают меньшие зарплаты, чем мужчины, и вы в этом видите дискриминацию. Но, например, сельские жители получают также меньше, чем горожане. Просто города делают больший вклад в благосостояние общества и получают соответственно больше. Может и с женщинами и мужчинами так же — есть неравенство в оплате, но нет дискриминации? Виданова: Если мы говорим о дискриминации в оплате труда, то имеем в виду то, что в Беларуси женщина почти всегда будет получать на 20% меньше. Несмотря на то, что она выполняет одинаковую работу, обязанности, что и мужчина. Если говорить про Запад, то эта цифра будет составлять около 17%. Разве это не есть дискриминация?