Раздавая награды людям и целым городам, власть пытается укрепить свою легитимность

Накануне Дня защитника Отечества Владимир Путин вручил Хабаровску почетную грамоту о присвоении звания «Город воинской славы». Таким образом, этот город стал сороковым среди внесённых в «славный» список. О странностях, связанных с составлением этого списка «СП» уже рассказывала.

В праздничной речи Путина на торжественном награждении Хабаровска были такие слова: «особая страница в ратной и трудовой летописи города — в годы Второй мировой войны. Воины-дальневосточники защищали Москву, сражались под Ленинградом, Сталинградом, штурмовали Берлин. В самом Хабаровске люди работали на оборонных предприятиях и в госпиталях. Всегда были готовы по зову родины встать в боевой строй…». Да, мы в неоплатном долгу перед теми людьми. Но ведь подобное можно сказать о тысячах наших городов (кстати, возникает резонный вопрос, а чем жители сёл и деревень, предки которых также воевали и надрывались на колхозных полях, хуже горожан?).

Российская власть обильно награждает не только города, но и представителей так называемой элиты, состоящей по большей части из чиновников. Так, среди наград единоросса Владимира Пехтина, который из-за публикаций в интернете сдал депутатский мандат, есть два ордена «За заслуги перед Отечеством», ордена «Почёта» и «Дружбы», 7 медалей, знаки отличия, почётные грамоты и даже наградной пистолет. Однопартийцы назвали Пехтина мужественным человеком. В чем мужество-то? Или у нас сдача депутатских полномочий уже приравнивается к броску на амбразуру?

И что, если брать в целом, стоит за стремлением власти расточать награды. К чему может привезти подобная щедрость?

- Что касается стремительного увеличения числа Городов воинской славы, то за этим стоит общий вектор нашей политики, – говорит старший научный сотрудник Института социологии РАН, кандидат экономических наук, член Научного совета ВЦИОМ Леонтий Бызов. — Путин в одной из своих программных статей не случайно говорил о непрерывности истории. Слова красивые, но за ними прослеживается стремление власти прислониться к прошлым успехам. Главным образом потому, что она испытывает недостаток собственной легитимности. Имеет место попытка изобразить из себя наследников Великой Победы, которая сегодня остаётся едва ли не самым главным событием в русской истории, фактором, объединяющим россиян самых разных убеждений. Это напоминает послевоенные сталинские годы, когда прививалось негативное отношение к Западу и консолидировалось общество на патриотической основе. Людям постоянно говорили: мы создатели самого великого государства. Но тогда это работало гораздо лучше. Не секрет, что сейчас декларация такой идеологии вступает в противоречия с другими трендами в общественно-политической жизни и потому выглядит достаточно неискренне. Все мы прекрасно знаем, что многие из тех, кто с экранов разоблачают Запад, на самом деле стараются получить через него всевозможные блага: обличители вывозят туда капиталы, покупают недвижимость. А люди не слепые, они чувствуют фальшь и лицемерие, исходящие от власти. Когда так происходит, вместо укрепления национального самосознания получаем его разрушение. Вспомним «перехлёст» с наградами в последние годы брежневской эпохи. У самого генсека на груди не было места для того, чтобы вешать новые ордена. Всё это вызывало насмешки, особенно у молодой части общества.

В целом можно сказать, что попытка опереться на историю, вещь вполне оправданная. Но то, как это делается вряд ли даст положительный результат.

«СП»: — История последних десятилетий также богата на трагические и героические страницы. Многие россияне совершали подвиги, однако на общегосударственном уровне о них почти не говорят. Почему?

- Да, и афганская, и обе чеченские военные компании дали нам много примеров героизма. Но с другой стороны, сами эти кампании не украшают нашу историю. Они, скорее, разъединяют наше общество, являются примерами политических ошибок. Особенно это касается первой чеченской кампании, в которую множество наших молодых людей погибли из-за головотяпства российского руководства. Позор до сих пор лежит на тех, кто бездарно организовал эту войну и предательски… Афганская война опять же ничего хорошего не принесла нашей стране, ускорила развал СССР.

Вспоминать о героях тех войн наше руководство считает невыгодным с точки зрения политической конъюнктуры – дивидендов не принесёт.

«СП»: — Но и в самом обществе любовь к наградам иногда удивляет. Например, руководители некоторых творческих союзов, используя остатки влияния, любят вешать множество медалей на грудь себе и ближайшему окружению…

- Знаки отличия – форма иерархизации общества. О человеке судят по тому, сколько на нём орденов, и какой степени. Эта тенденция от госслужащих спускается в общество, принимая порой причудливый формы. В том числе и те, о которых вы упомянули. Творческая интеллигенция … В советские времена были привилегированные писатели с кучей премий и орденов, которых мало кто читал. Сейчас наблюдается что-то похожее, но в ещё более гротескном виде. Это нездоровая тенденция, которая творческой интеллигенции может принести только вред.

- Поводов для самоуважения у нынешней России, как у государства, — минимум, — продолжает писатель Захар Прилепин. – Поэтому безнравственная, безыдейная, имитирующая любую созидательную деятельность власть паразитирует на советских победах и достижениях. И всё-таки, несмотря на это, я склонен думать, что появление новых Городов воинской славы, и любые другие события, напоминающие о Великой отечественной войне – это всё-таки больше благо, чем вред. Это даёт хоть какие-то возможности людям, живущим в современной России относится к себе и своему государству с элементом самоуважения. Появляется ощущение, что мы — представители великого народа. Это настраивает людей, хотя бы какую-то их часть, на созидательный лад.

«СП»: — С другой стороны, присваивать звания городам можно до бесконечности, при этом всегда возникает вопрос, почему этому городу присвоили, а другому, где родилось в два раза больше Героев Советского Союза – нет.

- Да, здесь есть определённые противоречия. Это что-то наподобие того, как выбирают город для очередной Олимпиады. Подозреваю, что получение статуса Города воинской славы зависит от расторопности или близости к высокому начальству местных чиновников. Наше государство и в этом случае показывает отсутствие внятной концептуальности. За каждым таким присуждением должны быть выводы историков, общественное обсуждение.

«СП»: — Вместе с тем прославления современных героев как-то незаметно…

- Я думаю, что тут даже не злой умысел. Играет роль сама информационная среда. Многие СМИ, ориентирующиеся на рейтинги, навязывают нам довольно пошлое восприятие действительности. Всё, что связано со скандалами, «грязным бельём», выволакивается наружу. На этом фоне настоящие герои смотрятся как лишние, никому не нужные. Непонятно, как их приспособить на карусели шоу-бизнеса.

Героизация и создание новых иерархий – государственная задача. Когда я работал над книгой о писателе Леониде Леонове, читая газеты 30-40-х годов прошлого века, я видел, кто был героем тогда. На первых полосах всегда были фотографии военных, рабочих, колхозников, лётчиков, писателей. Всё это формировало сознание, выстраивало у людей правильную иерархию ценностей.