Восьмого июня этого года, суд восстановил меня на работе, признав незаконным мое увольнение по сфальсифицированным документам. Думаю, это неприятный сюрприз для деятелей, которые, кроме массовых незаконных увольнений, "творят" беспредел в музее в Пирогово, думая, что это им так пройдет …

Не первый год лихорадит Национальный музей народной архитектуры и быта Украины. Любимое место отдыха и экскурсий киевлян и гостей Киева переживает времена, наверное, самые критические за всю историю своего существования.

Когда летом 2009 года, мне предложили должность заместителя директора музея по общим вопросам, я согласился — было интересно поработать в крупнейшем скансене Европы. О том, что там сложная ситуация, меня предупредили, — но которому менеджеру не интересно попробовать свои силы в сложной ситуации?

Однако, признаться, увиденное немного удивило меня — до недостатков, присущих бюджетным организациям — определенной архаичности в работе, низким зарплатам и неторопливому темпу, добавились еще много специфических …

Должность заместителя директора по общим музея вопросам занимал С. Кравец — львовский цыган, жена которого работала … бухгалтером музея! (Кстати, она все еще работает на этой должности). И такой "творческий тандем" был в музее не единичным: отдел "Приднепровье" возглавляла (и возглавляет) Р. Свирида, подчиненными которой работают муж и дочь. И это не в троговых точках на рынке, а в бюджетной организации! К чему это привело — результатом деятельности подобных "тандемов" стали масштабные хищения бюджетных и спонсорских средств, закопанные в землю миллионы гривен при прокладке дороги и водопровода, уничтожены некачественной реставрацией архитектурных сооружения!

Все эти "фокусы" стали возможны, благодаря более чем двухлетней бездарному руководству музеем и.о. директора Т. Василенко. Кстати, она и при нынешнем руководстве занимает ответственную должность зав. отделом — примерно с таким же результатом … Что еще неприятно поразило — это стиль руководства нового директора — Федака — если его странное поведение вообще можно назвать стилем руководства …

И все же, несмотря на все проблемы, нам — трем вновь назначенным заместителям директора и зав. отделом народного творчества Босом О.Г. удалось достаточно быстро установить контакт с работниками музея и наладить работу, которая к тому времени была достаточно запущена. Начались реставрационные, ремонтные работы, была поставлена ​​на учет техника, уже много лет эксплуатировалась без номеров и соответствующих документов. Кроме того, была сформирована и начала действовать пожарная дружина, которая впоследствии проявила себя при тушении и предотвращении пожаров на музеи. Для т��го, чтобы контролировать ситуацию на огромной территории музея нами за собственные средства были переоборудованы и отремонтированыи помещения, в которых мы могли временно проживать. Регулярно начали проводиться массовые мероприятия и получили новое наполнение традиционные музейные праздники … Разумеется, некоторым людям, что до нашего прихода спокойно жили за счет музея и потихоньку "тирилы" музейные средства, это не могло понравиться …

И вскоре против нас началась настоящая война, которую почему возглавил … новоназначенный директор П. Федака, которому мы пришли поддержать! Но, как оказалось, наша поддержка ему не нужна — он не собирался ничего менять в сложившейся ситуации, а интересовала его только собственная личность — служебная машина, доплаты, премии и т.п.. Этот "боец музейного фронта", кроме всего прочего, много раз ездил домой в Закарпатье за ​​государственный счет, оформляя это почему как командировки — в основном, целью командировки были поиски мастеров из покрытия крыш соломой и гонтом — но, очевидно, мастера перед приездом Федаки умело прятались — ни он так и не нашел. О "подвигах" этого трагикомического персонажа можно писать отдельные комиксы — но, все было бы не так печально, если бы не результаты его деятельности …

А результатом его "неустанной" деятельности стал невиданный доселе упадок музея во всех сферах его — научной, хозяйственной и других … Неудивительно, что среди работников музея нашлось несколько "Павликов Морозовых", которые поддержали П. Федаку в его разрушительной деятельности … Но, если этих "Павликов Морозовых", большинству из которых уже далеко за 70, можно понять — они защищали свои мелкие шкурные интересы — даже ценой уничтожения музея, то позиция кураторов музея из Академии наук — более, чем странное …

Но, если внимательно проследить последовательность якобы хаотических движений "доктора Фу", как величают «выдающегося этнографа" Федаку в музее, можно заметить чью последовательную злую волю, которая направляет музейный корабль на рифы неминуемой гибели … Как выяснилось, неизменным консультантом господина Федаки был некий незаметный человечек Виктор Анастасович Бурбела — ученый секретарь академика Н. Жулинского. Благодаря этому покровительству "доктору Фе" сходят с рук "победы", которые кому-либо другому гарантированно стоили бы должности.

Для начала господином Федак была разрушена система управления и контроля за охраной музея, который был нами только что наработана. Это позволило возобновить серые схемы получения незаконных прибылей из посетителей, которые шли мимо кассы музея. А поскольку наше присутствие на территории музея мешала этим теневым сделкам, директор по небывалым рвением начал нас оттуда выселять, посвятив этому занятию все свое основное время и забыв о других обязанностях. Немалую помощь в этом ему оказали "Павлики Морозовы" — т. н. Совет старейшин музея — произведение буйной воображения П. Федака и абсолютно нелегитимный орган, который тоже много вреда принес мею. Возглавила его Лидия Орел — неутомимая музейная интриганка, которая своим упорством выживала из музея не только работников, которые ей не нравились, но даже и некоторых директоров. Следовательно, сейчас ее нерастраченную 73-летнее рвение сосредоточилось на поддержке Федаки в борьбе с собственными заместителями.

Следующий этап — разгон музейных реставраторов, пожарной дружины, и введение моратория на реставрационные работы. Улавливаете закономерность? Для начала, пожаром была уничтожена Раховская стая — ценный архитектурный объект. В отсутствие пожарной дружины, пожар обнаружили уже тогда, когда все сгорело. Но, как говорят в народе "что сгорело, не сгниет" — значит, другие архитектурные объекты обречены на медленное догнивання за отсутствия реставрационных работ и должного ухода …

Дальше — больше … Освобожденные квалифицированные кадры (а это — более 20 человек) Федака заменил … членами непонятного казацкого формирования. Вопросами реставрации и народного творчества занимается отставной танкист (!) П. Собора с несколькими такими же "специалистами по реставрации", а хозяйственные службы музея возглавил "десантник" В. Каленяк, который вообще довел ситуацию до абсурда, раздавая направо и налево устные выговоры и внеочередные наряды и требуя у работников музея рапорты армейского образца … В свободное от "строевой подготовки" время он организует киносъемки, доходы от которых почему не идут в кассу музея, а его казачки торгуют фальшивыми билетами … Что это, как не рейдерский захват объекта государственной собственности?

О таких "мелочи", как исчезновение музейных лошадей, расходование средств на воду и электроэнергию, идущие сторонним потребителям, подозрительно проигранные суды, многолетняя невыплата денег за экспонаты и другое даже не стоит говорить …

За этими действиями, кроме Федака, который живет по принципу известного анекдотического персонажа "нацарював сто рублей и скрылся" стоят фигуры его покровителей, интересы которых, очевидно, тоже мелочные, но все же немного масштабнее … Кого интересует музейная земля, кого незаконные прибыли, у одного известного ученого на территории музея находится целое производство … Так неужели ради удовлетворения чьих эгоистических интересов мы готовы потерять уникальный музей с бесценными экспонатами? А может, проще дать кому по его загребущих рукам? А может, пора уже и по морде?

Когда я дописывал этот материал, узнал последние новости из музея: "креативные" деятели из руководства музея с треском провалили проведения мероприятия "Традиционная украинская свадьба": хаос, неудовлетворенность клиентов, коллективная жалоба народных мастеров, которых ободрали, как липку … В дополнение драка на проходной (!) Музея … Директор традиционно уже в таких случаях скрывается и отключает телефоны — а может, именно решится? Нет, на этот раз не решится- И высокие покровители из академии не помогут!

Вадим Логвинов, заместитель директора Национального музея народной архитектуры и быта Украины в Пирогово (Киев)

http://www.narodnapravda.com.ua/rus/culture/4e3e99f25589b/