Корреспондент «Yтро.ру» побывал на съемках социального ролика для семейного тематического парка профессий «Мастерславль», героями которого стали профессионалы своего дела, и узнал, о чем известный актер и сценарист Александр Адабашьян мечтал в детстве и как сделать так, чтобы всю жизнь заниматься только любимыми делами.

Yтро: Александр Артемович, о чем вы мечтали в детстве?

Александр Адабашьян: Одно из первых желаний было стать водителем трамвая. У папы была персональная машина, мы перемещались чаще всего на ней, поэтому поездка на трамвае или метро была экзотикой. Для того времени парадоксально. Когда я еще в школу не ходил, мы с отцом бывали в Сандуновских банях, там в бассейне был кран, очень похожий на трамвайный акселератор. Мне очень нравилось повторять жест трамвайного водителя, и я тайком смотрел, видит ли кто-нибудь, как я это лихо делаю.

Yтро: Кто вы сейчас?

А. А.: В данный момент, наверное, больше актер, потому что в последнее время я снимался, но недавно работал художником — закончил иллюстрации к книжке. По одному моему сценарию сейчас снимается кино в Петербурге. Там я также один из художников-постановщиков и играю небольшую роль.

Yтро: Вы благодарны судьбе за то, кем вы стали?

А. А.: В общем, да. Грех жаловаться. Всю жизнь я делаю только то, что мне интересно. Даже в этих профессиях имею возможность выбирать.

Yтро: Как вы выбирали профессию?

А. А.: Мама меня отвела на день открытых дверей в Строгановку. Это был один из тех солнечных зимних дней, которые только в детстве бывают. В наше время, конечно же, такого нет. Было голубое небо и снег, было морозно, но не холодно. У Строгановки было новое здание, тогда в 1956 году его только-только отстроили. Там все светилось и сияло. Я проучился там пять лет, но больше этого не помню, хотя были и зимы, и лета, и весны. Такого ощущения, как первое, больше не было. Больше всего меня потрясли мастерские, и поэтому захотелось поступать именно туда.

Yтро: Что именно вам понравилось?

А. А.: Мастерские были какие угодно — стекло, работа по металлу, обработка дерева, чеканка, перегородчатая эмаль, ткацкое искусство от старинных жаккардовых станков до самых современных. Везде сидели люди, что-то делали, и это меня завораживало.

Смысл Строгановки в том, что тебя там учат все делать руками. Ты можешь придумать все, что угодно, но потом будь добр это сам сделать, что очень кстати помогало работать художником в кино. Все художнические фантазии, эскизы картин, летающие трактора — хорошо, нарисовал, а теперь запускай.

Yтро: Чему вы научились?

А. А.: Я закончил отделение художественной обработки металла, которое потом называлось художественное конструирование. Дизайн или «дезигн», как говорил наш декан, который не очень хорошо владел английским языком, предполагал вот это ремесло и делание, поэтому я до сих пор могу работать на металлообрабатывающих станках. Или мне кажется, что я еще могу. Токарные, фрезерные, сверление, чеканка, латунь трехмиллиметровая с обжигом — этим всем занимались, и все это делание, которое в руках оставалось, больше всего меня в этой профессии привлекало.

Yтро: Кем бы вы хотели, чтобы стали ваши внуки?

А. А.: Я не хотел бы их к чему-то принуждать.

Yтро: Ни в коем случае! Никаких принуждений. Просто в ваших мечтах.

А. А.: Мне бы хотелось, чтобы мои внуки, прежде всего, были людьми, а потом уже людьми в профессиях. Чтобы профессиональные качества не были бы первой характеристикой, когда о них говорят. Чтобы не говорили: «Вот это замечательный художник, столяр, механик, физик…», а чтобы, прежде всего, говорили: «Какой замечательный человек! А чем он занимается?». А дальше: «Вы знаете, он Нобелевский лауреат, или: вы знаете, он сантехник».

Yтро: Что нужно рассказывать детям о профессиях?

А. А.: Когда мои дети еще маленькие были, они часто спрашивали, а трудно ли быть тем-то и тем-то, причем профессии называли самые разные от дворника до физика, я говорил, что хорошо делать все что угодно трудно. Хорошим сантехником не станешь, даже закончив, сантехнический факультет университета или факультет прокладок и муфт, пока месяц не походишь с каким-нибудь дядей Ваней по квартирам, не научишься выкручивать гнилые трубы. Но ремесло — вещь наживная.

Yтро: Что такое счастье?

А. А.: Счастье, когда ты всю жизнь занимаешься тем, что тебе интересно. Никогда не просыпаешься с мыслью: опять надо туда идти, опять надо это делать… Не скажу, что все время испытываю восторг, но никогда нет этого ощущения: скорее бы суббота. Все равно я занимаюсь тем, что мне нравится. Вот это и есть счастье.